10:52 

Дважды рассказанная история ("The Twice-Told Tale"), фрагмент

gavrusssha
Good news everyone!
Для ЧайнаяЧашка переводик фрагмента вот этого фика, о котором столько говорили большевики , "The Twice-Told Tale" by arysteia, кэпостарк, эрочка (фик энце, но фрагмент - эрочка),
Перевод очень вольный, разрешения мне на него никто не давал, и целиком я его вряд ли буду переводить. В связи с этим просьба не копипастить (если, конечно, предположить, что у кого-то возникнет дикое желание копипастить кусок быстротранслейта)))), ссылку давать можно)

(Предыстория: Тони Старк попадает в прошлое, во времена второй мировой. Отцу он представляется племянником из будущего, сыном своего дяди, Грега Старка. Говард представляет его всем окружающим, как самого Грега. Тони пытается построить машину времени и вернуться назад к Стиву, в двухтысячные, но у него получается плохо – не хватает материалов и поддержки Говарда. До последнего времени Тони избегал знакомства со Стивом-прим, Стивом-до-утопления в океане, но Говард поломал его планы и познакомил его со всей военной компанией Стива в то время, когда они базировались в Лондоне. Военный Лондон, таймлайн Первого мстителя, романтика.)

...
В конце концов, они смылись прогуляться, вместе. Стив улыбнулся застенчиво:
- Мне нужен воздух, - заметил он. – У меня, конечно, больше нет астмы, но иногда сигаретный дым меня раздражает. Говард говорит, что это психосоматическое.
- Вы много времени проводите вместе? – спросил Тони. Он был измучен, не спал дня четыре, и даже Говард был не в силах превратить цикорий в настоящий кофе. Но он, Тони, скорее свалится в канаву, чем пропустит хотя бы минуту из жизни Стива. Он просто не мог поверить, что избегал его все это время, хотя его никто не заставлял.
Стив пожал плечами:
- Когда я в городе – да. Ребята классные, но нам всем время от времени необходимо пожить и собственной жизнью. И, знаешь, неплохо поболтать с кем-нибудь, кто еще помнит, что у меня кроме устроенного под нужды армии тела, есть еще и мозги.
- Что, это проблема? Я имею ввиду, что, знакомые забывают?
- Ну, я со времен школы не так, чтобы много с ними общался, знаешь… Но – случается.
В конце концов, они прошатались улицами всю ночь, спотыкаясь во мраке затемнения, прячась от полисменов и помогая друг другу перебраться через завалы щебня. Тони казалось, что они знакомы вечность. Для Тони это, конечно, так и было, они же были друзьями, партнерами, хрен знает кем они там, в будущем теперь были, один рекурсивный уровень накладывался на другой, но вот для Стива… Тони никогда, никогда не верил в любовь с первого взгляда, но, но когда он чуть было действительно не свалился в канаву, и Стив поймал его, обняв за талию, оттянув от проваленного тротуара, и уже не отпустил…

Это был переломный момент, Тони не знал, стоит ли отталкивать Стива, Стив был смущен собственной смелостью, но вдруг они обнаружили, что топчутся на углу возле разбомбленного дома, завернутые в серую стивову шинель, целуясь так, словно от этого зависела их жизнь.
Тут же выяснилось, что Стив – далеко не тот опытный и предприимчивый любовник, к которому Тони привык; он нервничал, он был неловким, он никак не мог пристроить руки, он не знал, как открывать рот, что делать с языком. После месяцев, проведенных в будущем вместе, после гораздо более длинных месяцев, проведенных в одиночестве, Тони понял, что такой Стив – самое лучшее, что могло с ним вообще случиться в жизни. То, что его Стив, ЭТОТ Стив, оказывается, был достаточно храбрым, чтобы без колебаний принять непростой выбор, заставляло его чувствовать гордость и огромную ответственность; Тони был польщен.

У Стива стояло, Тони чувствовал это даже сквозь слои грубой одежды. Однако Стив заерзал – Тони понял это - не столько от возбуждения, сколько от смущения, и его облегчение, когда Тони осторожно отстранился, было неподдельным.
- Прости, - сказал он, задыхаясь. – Я хочу, но я никогда…
- Все хорошо, - перебил его Тони, и он был уверен в каждом слове так же, как в ударах собственного сердца. – Я клянусь тебе, все хорошо.
- Баки всегда говорит, что нужно ловить момент, - сказал Стив, явно борясь с собой. – Мы оба завтра можем умереть.
- Не то, чтобы он был неправ, - согласился Тони, все же чувствуя, что хотел бы дать этому Баки пинка за все хорошее (как я его понимаю – прим. перев). – Но, все-таки, ты должен быть уверен. Правильный человек, правильное время – только тебе решать.
Стив кивнул, рассматривая его в слабом свете луны.
- Могу я встретиться с тобой в следующий раз, когда буду в Лондоне? – спросил он наконец.
- Да, - сказал Тони. – Да, можешь. Я буду тут, и я буду ждать.

***


Интересно, что Тони проводил с этим Стивом гораздо больше времени, чем с тем, своим. Нет, они оба были «его», он быстро это понял. Оба были одинаково восхитительны, добры, благородны, любящи. Но этого Стива он встретил после слишком большого шока и слишком больших потерь – одновременно.

Он чувствовал себя некоторым образом похожим на жену офицера, ожидая, когда Стив вернется со своей миссии; и э то был кардинально новый уровень переживаний – отпускать его, когда он, наконец, возвращался. Но Тони быстро привык.

Они делали все то же, что делает любая пара, хоть и тайком. Они ходили в пабы и рестораны, и в кино. На фильм «Шерлок Холмс», который Тони никогда не видел, где Бэзил Ратбон каким-то образом прожил достаточно долго, чтобы сражаться с нацистами; на «Мой друг Флика» - смешной фильм, который очень нравился военным; «Ходячих мертвецов», который, вероятно, задумывался веселым, но вышел мрачноватым и пугающим, и предоставлял им сколько угодно прижиматься плотнее друг к другу в темном кинозале, гораздо плотнее, чем требовалось.

Они в первый раз занялись любовью однажды в воскресенье, когда Стив получил продленный отпуск, сорок восемь часов вместо двадцати четырех, и Говард удачно вернулся в США, чтобы лично присмотреть за работами в Лос-Аламосе. Событие это сильно отличалось от предусмотрительно спланированных соблазнений, к которым Тони часто прибегал в давний период активного съема, и это было восхитительно, максимально несовершенное совершенство. Тони не снимал толстого вязаного свитера (чтобы Стив не увидел реактор, которому у Грега взяться неоткуда – прим. перев); Стив пожаловался на это обстоятельство, но принял объяснение, что, в случае воздушной тревоги им придется выметаться в убежище со всей доступной скоростью, и на одевание не будет времени.

После они лежали, прижавшись друг к другу, закутавшись в одно колючее одеяло, и Стив говорил о том, что он будет делать после войны (тут переводчик обрыдался, и он не знает, как не обрыдался Тони – прим. перев.); и не хочет ли Грег поехать с ним в Нью-Йорк, вместо того, чтобы возвращаться в Швейцарию, им конечно придется быть осторожными, но ведь оно того стоит, ну пожалуйста? И Тони, конечно же, сказал «да», «да, конечно, поехали», и что они будут вместе в Нью-Йорке; и это даже не было ложью, нет, не было.
Времени было мало; времени всегда было мало. Стив пропадал неделями, а когда возвращался, то ходил обедать с Пегги, и в паб с ребятами, и на приемы, которые организовывал Говард. Тони хотелось придушить последнего, но он покорно улыбаясь, посещал их. Когда они со Стивом наконец-то урывали минуты для себя это, как правило, были именно минуты. Сумасшедшие, ураганные встречи, где они вплавлялись друг в друга, не обращая внимания на нежности, ведь неминуемо было скорое расставание.

Стив был так же жаден до Тони, как и Тони – до Стива. Они срывали одежду, как только закрывалась дверь, или даже в сомнительном уединении покинутых станций метро и противоракетных убежищ. Они постоянно рисковали, что их застанут; все это несомненно добавляло остроты, но Тони отдал бы всю эту чертову остроту за возможность просто побыть вдвоем, в покое и расслабленности; минуты нежности после секса, которые он так презирал раньше, и за которые сейчас отдал бы все свое состояние. С другой стороны, это помогало ему скрывать присутствие арк-реактора; они раздевались ровно настолько, насколько было абсолютно необходимо, и после первого раза ни разу не были, собственно, в постели.

Те тихие минуты, которые им все-таки удавалось урывать, они проводили на диване в квартире, полностью одетые и готовые в мгновение ока отскочить друг от друга. Стив любил гладить пальцами скулы и веки Тони, проводить кончиками пальцев по вискам, опускаясь к линии губ. Это стало чем-то вроде ритуала – запомнить все до последней черточки, прежде чем попрощаться; до тех пор, пока однажды Стив не прижал пальцы в основании тониного черепа – сильно; и тони вздрогнул и кончил, как был. Когда Тони пришел в себя, Стив смотрел нанего, сверху вниз, со смесью шока и восторга.
- Тебе понравилось? – спросил он. (Тут переводчик просто обложился фейспалмами – прим. перев.)
- Ага, - сказал Тони, все еще тяжело дыша. – Еще как.

Месяц шел за месяцем. В каком-то смысле, даже легче было теперь, когда обозначились точные сроки работы. Тони знал, что не может исчезнуть, пока не исчезнет Стив – он заставил себя не думать о том, что это, собственно, значит – и так же он знал, что не хочет остаться тут и страдать, когда Стив исчезнет. Он крепился, он работал, и ответ – ответ витал где-то рядом, на границе периферийного зрения, как это заведено у всех хороших идей.

Он ничего не мог поделать с подозрениями Говарда – если у Говарда были подозрения – с учетом всего того времени, что они проводили вместе; но Говард ни разу ничего не сказал. Очевидно, что он очень уважал Стива и восхищался им; и, странным образом, который Тони с трудом себе представлял, это означало заботу и о нем, Тони, тоже. Со своей стороны, он чувствовал, что они с Говардом сблизились гораздо сильнее, чем во времена его детства; и, вместе с преимуществами зрелости и знанием, полученным из первых рук, Тони понял, что большинство их с отцом проблем возникли из-за разрыва поколений и огромной разнице в жизненном опыте.

Стив часами рыдал, когда погиб Баки. В Лондон он вернулся застывший и спокойный, но Тони прекрасно знал эту вот характерную сдержанность, и он пробивался и пробился через стену отчуждения, и был рядом, пока Стив не перестал всхлипывать.
- Я не знаю, что буду делать, если что-нибудь с тобой случится, - в конце концов сказал Стив, все еще вздрагивая, пока Тони обнимал его.
- Со мной ничего не случится, - сказал Тони. – Обещаю. Обещаю, что пока ты возвращаешься сюда, ко мне, я буду тут и буду ждать.

Неизбежно настал день, когда Стив не вернулся.

Пегги была на радиосвязи с ним, когда он передавал свой последний рапорт и проигнорировала его просьбу не открывать эфир. Тони застал конец их перебранки. Пегги считала, что Говард сможет помочь, но Тони знал, что это с ним Стив не хотел разговаривать сейчас. Они перебивали друг друга на открытой частоте; но когда стало ясно, что это конец, каждму дали возможность попрощаться отдельно. Они старались шутить, они старались говорить уверенно; Пегги обещала пригласить Стива на танцы, полковник Филлипс обещал сгноить его в нарядах вне очереди, а Тони… Пригласил его к себе в следующий раз, когда он, Стив, будет в Нью-Йорке.
- Это большой дом, - говорил он, сжимая кулаки так, что ногти пропороли кожу и костяшки пальцев побелели. – Ты точно не сможешь пройти мимо. 70-й дом на 5-й Авеню, это целый квартал.
- Я приду, - ответил Стив. – Как на свидание.

Говард поклялся, что отыщет его. Тони стоял поодаль и видел, как Говард кружит по лаборатории, как маньяк, пытаясь найти выход. Он отбрасывал идеи чуть ли не раньше, чем они появлялись: «На самолете мы сможем найти его, прежде чем он потеряет сознание, на подводной лодке - пока не замерзнет; сыворотка в его крови заставит сердце биться достаточно долго, чтобы не пострадал мозг; он замерзнет раньше, чем захлебнется…»
И, когда Тони ни единым жестом не выказал готовности помочь, Говард ударил его по лицу.

- Он мой лучший друг! – заорал он. – Ты тоже его любишь, я знаю! Перестань пичкать меня этим дерьмом о будущем; дивный новый мир без Стива не состоится.* (* Переводческий анахронизм, каюс – прим. перев.)

Тони просто сидел на полу, держась за сломанную переносицу, и не замечая, что слезы на лице смешиваются с кровью. Каждый из них был слишком поглощен собственным горем, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
Они пошли на похороны вдвоем – два брата-Старка в дорогих пальто в окружении солдат в мундирах разной степени обветшалости. Мемориал Капитана Америки собирались устроить в Арлингтоне, в угоду генералам и политикам, но Стив все еще был здесь, с друзьями.

«Ревущие Коммандос» устроили поминки, но Старки перепили их всех, всех отправили под стол. Через час после этого Филлипс увез Пегги домой, так что они остались вдвоем в окружении пустых бутылок и пьяных до неподвижности вояк. «Пьяных до смерти», - сформулировал парализованный мозг Тони, и он хихикнул – какая смешная шутка. Он, возможно, был пьянее, чем когда-либо в жизни, даже с учетом легендарного Весеннего Марафона на каникулах в колледже.

Это было единственным оправданием тому, что он внезапно пробормотал:
- Ты будешь недурственным отцом.
Говард опустил на стол свой наполовину опустошенный стакан и уперся в него взглядом. Шокированным он не выглядел.
- Буду, - сказал он тихо, подтверждая, что Тонин язык только что выдал его. – Я знаю, что ты никак не можешь быть сыном Грега. Ты на него совершенно не похож.
- А на тебя похож? – с интересом спросил Тони.
- Да, - сказал Говард без колебаний. – На меня – похож.
- Все будет хорошо, - сказал Тони. – Я , конечно, не должен говорить тебе ничего подобного, но мы найдем его однажды.
- Мы? – Лицо Говарда разгладилось. Сердце Тони пропустило пару ударов. Они никогда не думал, что будет чувствовать к отцу такую жалость и такое сочувствие. – Ты и я?
- Старк Индастриз.
Говард покивал.
- Но не я.
- Не переживай, - сказал Тони. Очень удивленный тем, как ему хочется утешить Говарда. – Ты сделаешь очень многое. Ты столько всего сможешь. У тебя будет потрясающая жизнь.
- У меня потрясающий сын, - согласился Говард. – Не могу дождаться, чтобы встретиться с тобой как положено.
Тони почувствовал боль.
- Вообще-то, я порядком тебя разочарую, - уточнил он.
Говард просто смотрел на него.
- А вот сейчас ты врешь, - сказал он. – Ты никогда не сможешь разочаровать меня.
- Как я хотел услышать что-либо подобное от тебя! – взорвался Тони. – Хотя бы раз. Когда я был ребенком, это было мне очень нужно.
Радость на лице Говарда угасла.
- Я не увижу, как ты вырастешь?
Тони промолчал. Что, что он должен был сказать?
- Ну, я рад, что смог встретиться с тобой сейчас, - твердо сказал Говард.
Как и я. Как и я.
Тони обошел стол и сжал обе руки Говарда в своих.
- Папа, - сказал он, и это слово очень странно отдалось у него в горле. – Пожалуйста, папа. Мне нужно домой. Я с ума сойду тут, я не могу тут больше, только не без Стива. Мне нужен весь твой талант, все, что я помню о тебе, мне нужно, чтобы ты помог мне вернуться. Пожалуйста.
Говард смотрел ему в глаза.
- Он тот самый? - спросил он. (ПапА, какое ваше дело! – кричит переводчик. – прим. перев.)
- Да.
- Ну что же.

***


Они ждали до последнего, чтобы вынуть арк-реактор. У Говарда было несколько минут, чтобы подсключить его к машине, которую они собрали в Нью-Йорке из деталей, одолженных у русских и у калифорнийского университета, и вообще везде – до кого только смогли дотянуться. Если ничего не выйдет, то Тони едва успеет это понять.
- Запомни, - настойчиво напомнил он, пока машина разогревалась. – До 60-х ты не должен ее использовать.
- Да я помню, - сказал Говард. – Я пока что сделаю ее побольше.
Тони рассмеялся:
- Ну да. Чем больше, тем лучше.
- И ты запомни, - сказал Говард, пока свет в комнате моргал и дрожали стекла. – Я люблю тебя, я всегда тебя любил.

***


Тони пришел в себя на полу свой лаборатории. Во всяком случае, ему так показалось. Все было укрыто чехлами и убрано с дороги. Он моргнул, глаза протестовали. Может, вызвать закрытую в кабинете броню?
Он встал на ноги и потащился к сейфу, который оказался дальше, чем он думал, и он споткнулся и чуть не рухнул. Пара чьих-то сильных рук обхватила его за талию. В панике Тони попытался оттолкнуть этого, кто бы он ни был, но его всего лишь усадили на пол, прислонили к стене и потянули с него одежду. Тони начал брыкаться.
- Тс-с-с, все хорошо, - сказал Стив и поставил реактор на место. – Это я, ты дома.

О, боже.

Тони рухнул в предусмотрительно подставленные Стивом объятия, несмотря на то, что включился свет и осветил застрявших в дверях Мстителей. Наташа подстригла волосы, зато у Тора они отросли. Клинт и Брюс ухмылялись, чуть щеки не лопались. Один черт знает, сколько же времени прошло.
- Добро пожаловать домой, сэр, - пропел Джарвис. – Выключите запущенную тревогу, и я открою…
Тони прижался лицом к груди Стива и перестал слушать. Стив гладил его по плечам, и Тони обнял его за талию.
- Я знал, что ты сможешь, - прошептал Стив ему в ухо, а потом вгляделся в его лицо. – Ты немного опоздал, но это ничего.
- Опоздал? – спросил удивленный Тони. Краем глаза он увидел, что народ разошелся, но не стал отвлекаться от Стива.
- На свидание, - улыбнулся Стив, и поцеловал его нежно, гладя по затылку руками так, как часто проделывал это раньше.
- Ты давно знаешь? – спросил Тони, как только смог вдохнуть.
Стив умостил пальцы в основании его черепа, заставляя его вздрогнуть всем телом, и засмеялся.
- С того самого раза, когда я впервые это вот сделал, - сказал он. - Трудно было не понять.
- И ты ждал? – спросил Тони севшим голосом.
Стив улыбался.
- Я не против подождать, знаешь. Нужного времени и того самого человека.

Все)) Аудитория может рыдать... чем -нибудь. Вместе с переводчиком.)


@темы: майн, ice cream in the ass (c)

URL
Комментарии
2015-07-12 в 11:39 

TlokeNauake
Предчувствие порно (с) Гаврюша
читатель тоже обрыдался и хочет ишшо!:inlove: мы пойдем ко дну с этим кораблем:lol:
спасибо!:heart:

2015-07-12 в 11:49 

gavrusssha
Good news everyone!
TlokeNauake, мы пойдем ко дну с этим кораблем во-во))
нзчт)) будет ищщо, но там такой отчаянный херт-комфорт, что мне даже немного неловко)

URL
2015-07-12 в 12:11 

TlokeNauake
Предчувствие порно (с) Гаврюша
будет ищщо, но там такой отчаянный херт-комфорт, что мне даже немного неловко)
главное, чтобы Тони и Кэпу нравилось:-D
поспойлеришь, кто кого комфортить будет? а то я в аглицком лох:lol::facepalm:

2015-07-12 в 12:16 

gavrusssha
Good news everyone!
TlokeNauake, а они меняютсо :D:D:D

URL
2015-07-12 в 12:26 

TlokeNauake
Предчувствие порно (с) Гаврюша
gavrusssha, очаровательно!:lol:

2015-07-13 в 13:18 

gavrusssha
Good news everyone!
Закончила))

URL
2015-07-13 в 13:36 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
Фик судя по всему совершенно шикарный.. окончание чудесное)
и спасибо огромное переводчику за эту историю)))))))))) это было как читать книжку с продолжением))) люблю такое :heart:

2015-07-13 в 13:51 

gavrusssha
Good news everyone!
URL
2015-07-13 в 13:56 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
gavrusssha, но все равно в первой части мне Тони нравился больше)))))))

2015-07-13 в 14:23 

gavrusssha
Good news everyone!
ЧайнаяЧашка, ))))))))))))))))))))
ну, он, конечно, слегка рассопливился, что да, то да)
но ведь и подобрел.

и рроамнтика)) *сморкается в салфетку*

URL
2015-07-13 в 16:48 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
gavrusssha, побобрел, ага... но да, романтика все спасает))))

2015-07-13 в 16:51 

gavrusssha
Good news everyone!
URL
2015-07-13 в 17:08 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
:lol:

     

...В основном безвредна.

главная