Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:12 

gavrusssha
Good news everyone!
Для ЧайнаяЧашка в рамках забытого минифеста "все пейринги Наташи Романовой": Клинт Бартон. С прошедшим)))
Да, я дописала)

Звезда пленительного счастья
Наташа Романофф|Клинт Бартон
PG-13, джен, драббл
Кактус! Написано от первого мужского лица. Игнор канона.


Нью-Йорк, Манхэттен

Дни, наполненные адреналином и светом. Дни хорошей охоты и плохого сна, яркие, как зубная боль.

…Несмотря на давнее и тесное знакомство, я так и не понимаю, почему ее захватывает этот прилив, злость, бешенство. У этого нет расписания, нет причины. Наташа роняет между собой и окружающими стену, я остаюсь снаружи. За стеной не хватает воздуха, вообще мало хорошего, зато полно всяческого дерьма, с которым обычно идут к психотерапевту, а мы – ну, мы, понимаете, МЫ, да, блядь, читай по губам – МЫ, ГЕРОИ – вот же слово-говно – мы нет.

Но красиво. Это как


Будапешт, проспект Андраши

…под серой аркой входа в оперу: темнота, белая спина, икс лопаток, рыжие волосы взметает сквозняк, она оборачива… Нет. Не оборачивается. Только линия подбородка выступила из тени – и Наташа Романофф – Наталья Романова, язык сломать, растворилась в свете тысячи ламп под расписными сводами, в духах, запахе бумаги стоевровых билетиков, боа – в этом мире все еще носят боа, уссаться можно – и поклонении ветхому оперному духу в одури павлиньих декораций. Пронесется по скрипучей сцене полуголый балет под нежную увертюру, волоча алые шелковые полотнища, и грянет написанный упоротым австрийцем оркестровый гром. Я видел «Волшебную Флейту» несколько раз, всегда на работе, а сегодня только услышу, охотясь на охотника, охота на охотящегося на охотника, такая вот рекурсия. Встаю из-под памятника Листу нарочито медленно, выпутываясь из бомжацких тряпок. Весь день туристы спрашивали у меня по-английски дорогу туда и сюда, одни торопились с собор святого Иштвана, другие – в какие-то бани, спросить у вонючего бомжа про бани, вот как понять их логику - я рычал сквозь бороду согласные, надеясь, что это сойдет за «Не понимаю» по-венгерски. Перед этим я провел очень дождливую и очень неуютную ночь в Варошлигет, шарахаясь по задам каменного монстра Вайдахуняд в поисках пятачка посуше, а борода отросла самая натуральная, чесалась и раздражала. Примерно так же, как это вот


Нью-Йорк, Манхэттен


- …Не мылься, - говорит Наташа, переводя русскую идиому на английский. – Бриться не будешь.
- Так застегнись.
- Жарко.
- Ты меня бесишь.
Я лег на спину, лязгнув жестью крыши о колчан, закинул ногу за ногу и посмотрел в небо. Облака слипались в кучевые формы. Фор-мы.
- Следи за объектом.
- Хочешь, я подниму тебя за ногу и подержу над краем?
- Хочешь, я отстрелю тебе ухо?
- Т-с-с.
Объект как раз исчезал за плохо различимой в окне выходной дверью. «Полминуты», - сказала Наташа и заскользила на спине к краю ската. Я нащупал в колчане ледяную стрелу. После попадания она растворится, не оставив никакого впечатления об орудии убийства.
- Так вот ты какой, - сказала себе под нос Наташа.

Будапешт, проспект Андраши

… - Узнала? – спросил я шепотом, упираясь макушкой в низкую балку над колосниками. – Как?
На сцене под нами тенор взял что-то особенно высоко и на голову посыпалось – здание было очень трухлое. Охота на охотника вот этим чревата: хочешь пристрелить кого-то в партере без шума и пыли, а она уже и не в партере, а она уже пытается ударить тебе в спину, и спасибо, милая опера милейшего, хоть и мокрого, города Будапешта, что над колосниками не разогнуться. Я успеваю припечатать товарища Романофф красивой задницей к решетке, на которой мы угнездились, она меня – ногой в мой красивый лоб. Это не смертельно, но мне теперь не развернуться, а у нее пистолет выпал и, вероятно, сильно удивил хор на сцене.
Но не выстрелил – на предохранителе он, что ли. Что за лабуда.
- Пат, - говорю я. – Может, потрахаемся? Когда еще такая романтика – опера, свет софитов в жопу, адреналин.
- От тебя несет, - очень холодно говорит Наташа, целя мне в глаза пальцами (предсказуемо). – Бородатые мужики меня не вдохновляют.
- А бородатые убийцы? – сиплю я, удушаемый двумя тугими сиськами и предплечьем поперек горла.
- Рутина, - говорит Романова. – Скука. – Говорит она, балансируя на краю решетки. – Тоска. Оторвешь мне шлейф, и ты труп.
Вероятно, я труп, потому что она падает вниз, а шлейф остается у меня. Под разноголосое «ах» внизу я удираю через люк в крыше, потом по этой самой крыше, мокрой и крутой, в темноте не видно ничерта, разумеется, я тоже падаю, едва успеваю вцепиться стрелой-«кошкой» в стену, канатик замедляет падение до приемлемого, внизу декоративный тис, мокрый и воняющий кошками, «растопырку» заклинивает, я с-секунду д-дергаю ее в ярррости и обнаруживаю, что в моей руке все еще черная шелковая тряпка.

Огибаю здание ползком, пузом по земле, надо же посмотреть, кого и в каком состоянии погрузят в скорую.
Эгм. Скорая исправно обливает подъезд синюшными волнами света, но уводят в дверцы только женщину, которая не может быть Романофф – разве что сразу тремя Романофф. Женщина в истерике.

Я в жопе. Работа есть


Нью-Йорк, Манхэттен

- …Работа.
- Это же женщина.
- Скажи еще, что и детей ты никогда не убивал.

Мы меряемся взглядами.

- Догоняй ее теперь, - говорит Наташа, немыслимым образом свешиваясь с крыши в попытке разглядеть улицу. Зад в черной коже отклячен. – Достанешь ты меня, ой, достанешь, tovarisch. До самых широких полномочий.

Я простреливаю ей плечо. Правое, потом сразу левое. Пока стрелы медленно тают, истекая розовыми струйками по шиферу, она глазеет на меня без страха, скорее с любопытством.
- Твое начальство позволяет тебе такие… Вольности?
- Ты не представляешь, что мне сейчас позволено, - говорю я. Говорю правду, потому что после нарушения прямого приказа начальства, собственно, у меня нет, и мне позволено все, что душе угодно, например – как-нибудь выжить.

Наташа в прыжке метит мне ступней в глаз, и я стреляю еще и в ногу.

Ухожу.

Ухожу.

…Возвращаюсь.

- Итак, ты сохраняешь мне жизнь, - говорит Романофф, пока ее голова и разбросанные руки волочатся по коньку. – Так тебе нравлюсь?
- А ты могла убить меня в Будапеште. Так нравятся бородатые мужчины?
- Без бороды ты ненамного лучше.
- Зато я… Уф. …Обаятельный. - Она легкая. Но не бестелесная. А крыша крутая.
- Тебе кто-то безобразно польстил.

Она все-таки вскрикивает, коротко, и, обернувшись, я вижу, что у нее мокрое лицо. Взваливаю скользкое тело в черной коже на плечо, лицо переворачивается, но она все равно смотрит на меня с довольно-таки неприятным выражением.

- Т-с-с-с, - говорю я ей, неожиданно для себя, потому что в утешениях раньше не практиковался. – Потерпи немного. Совсем немного.
И прыгаю.

***

- Надо же, - говорит Фьюри. – Никогда не думал, что этой древней явкой кто-то воспользуется. Вообще-то связной, который ее знал, давно погиб.
- Ну да, - говорит Наташа спокойно. – Они всегда погибают.

Она в рубашке, мешковатых штанах, из-под штанины выглядывают бинты. Рыжие волосы заплетены в короткую косу, лицо без косметики, усталое. Двигается все еще медленно, но, учитывая, что рана еще кровоточит, чудо, что вообще двигается.

Я помалкиваю. Я наслышан, кто сейчас передо мной, и словами тут ничего не добьешься. Он все решит сам.

- Черная Вдова и… Соколиный Глаз, - говорит Фьюри, сверля меня моновзглядом. – Я так понимаю, что удачей нашей встречи я обязан тем, что других вариантов у вас не осталось. Ищете крышу помощнее?

Наташа улыбается. Крышу, помощнее, чем ФСБ, например. Помощнее, чем ФБР. Помощнее, чем Моссад. Я немного знаком с биографией Черной Вдовы.

Впрочем, я тоже тут, не так ли?

- Обязательно расскажете, что вас свело вместе, - говорит Фьюри. – Потом как-нибудь. В перерыве между сдачей остальной информации.
Я выдыхаю.
- Я – мальчик, она, - демонстративно облапываю Наташу взглядом. – Девочка. Это вот и свело.
Фьюри лыбится.
- Смешно, смешно. Но правда, я уверен, забавнее. Вообще-то, искренность – основное условие моего с вами соглашения.
- Рабства, - роняет Наташа. – Рабства у Щ.И.Т.а.
Я морщусь, Фьюри весело кивает.
- Да, так тоже можно. Я даже могу прописать это в досье, чтобы ни у кого не возникало иллюзий.

Что-то очень странное происходит, я даже не сразу понимаю – что. Романофф смотрит на меня. Во взгляде – вопрос. Она со мной советуется, что ли? Дела.

Я представляю, как выхожу отсюда, закрываю за собой дверь. Как иду по улице, свободный, как птаха. Пусть даже всего несколько дней, до того, как за мной придут – свободный.

Наташа смотрит.
Пол, потолок, двери, четыре стены. Пустыня, посреди которой – рыжая девочка с короткой косой. Пустыня.
Пустыня.
Судьба – это чертов бумеранг.
Я дергаю бровью, киваю.

Мы выходим, я поддерживаю хромающую Наташу за талию. Она на миг кладет голову мне на плечо. Свет из открытых дверей надвигается на нас и мы исчезаем. История – настоящая история - начинается отсюда.

- Расскажешь? – спрашиваю ее.
- Что?
- Что-нибудь.
- Не знаю. Не повеселят тебя мои рассказы.
- А тебя – мои.
- Ну и похуй.

@темы: майн, ice cream in the ass (c)

URL
Комментарии
2016-12-04 в 22:55 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
gavrusssha, ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА СПАСИБО!!!!
*села читать*

2016-12-04 в 22:57 

danechka
На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
а хорошо. вот правда. хорошо)
спасибо))

2016-12-04 в 23:34 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
gavrusssha, ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА СПАСИБО!!!!
*села читать*

2016-12-04 в 23:53 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
gavrusssha, :bigkiss: это то самое... вот то, что нужно. оно. Спасибо - это прекрасно!!!! :heart:

2016-12-05 в 00:05 

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
gavrusssha, :bigkiss: это то самое... вот то, что нужно. оно. Спасибо - это прекрасно!!!! :heart:

2016-12-05 в 01:16 

gavrusssha
Good news everyone!
danechka, спасибо тебе))

ЧайнаяЧашка, фух. ну, хорошо))

URL
2016-12-05 в 09:46 

есть голубая магия в горошек, её я знаю как свои пять пальцев (с)
очень.
такими росчерками.
история "недообернулась", как Наташа, вроде и фактов-то нету, но всё высвечено и понятно именно в нужной степени.
круто.

2016-12-05 в 10:49 

gavrusssha
Good news everyone!
[Oblako], спасибище))) мне очень приятно)

URL
   

...В основном безвредна.

главная